Женский чат
обо всем



Самый сложный выбор для женщины

Для женщин самый сложный выбор это: что приготовить и что надеть. В этом рассказе совпали эти оба случая…

Для того, чтобы испечь блины, сегодня было две причины. Первая — я очень захотела тонких блинчиков, фаршированных творогом на завтрак. Вторая — в два часа на занятия придет Вика. Вика — моя ученица. Учу математике её уже четвертый год и у нас с Викой свои особые взаимоотношения. Вика приходит на урок в пятницу сразу после занятий в школе. Я жду Вику и готовлю что-нибудь вкусненькое, чтобы мы с ней попили чай, а уж потом стали решать задачи по геометрии. Алгебра нам уже неинтересна — Вика почти всё знает.

Про блины я придумала еще с вечера. Утром закрались сомнения.

— Может оладьи? А творог отдельно. Тогда не надо будет идти за молоком.

Идти за молоком не то что бы километров за пять. Идти за молоком близко, но ведь надо идти. Всё остальное у меня было в наличии: сметана — вчера пекла кабачковые оладьи. Не поленилась и утром сходила за сметаной, яйцами. Еще и творог с кефиром на всякий случай прикупила.

-Нет. Оладьи у меня никогда не получаются, а на кефире особенно. По какой-то такой им только видимой причине оладьи у меня оказываются сырыми внутри. А это очень неприятно, когда сырое тесто вперемешку с пропеченным. Да и жирные они очень получаются. Если еще и сметаны сверху, то это … у меня даже слов нет, что это. Раньше мне так не казалось, но сейчас, когда наш с Настей девиз «Здоровое питание» — оладьи со сметаной не что иное, как покушение террористов на организм.

Я бесцельно побродила на квартире. Если идти в магазин, то надо наряжаться. В том, что сейчас вижу на вешалке, я решительно не могу выйти на пять минут на улицу. Нет, точно не могу. Я стала перебирать вещи в шкафу и искать джинсы, в которых я прошлой осенью ходила, и они мне очень нравились. Потом наступила зима, а вместе с ней наступили лишние килограммы и джинсы перестали застегиваться. А в не застегнутых джинсах, сами понимаете, ходить совершенно невозможно. Я смирилась с неизбежностью и упаковала джинсы в прозрачный пакет, убрала до следующего похудения.

Почему-то сегодня утром я решила, что такой момент настал и мне нужно срочно отыскать этот самый пакет с джинсами. Протянула руку в шкаф и попыталась на ощупь под грудой других вещей нащупать тот самый пакет. Ничего не получилось — пакет под руку не попался. Тогда я вытащила все вещи на пол и начала рассматривать.

Мое внимание привлекла юбка, которая тоже прошлой осенью перестала сходиться. Я отправилась к зеркалу её мерить. Юбка сошлась и даже оказалась чуть свободной. Тогда я решила померить ещё и платье, которое не носила уж лет пять точно. Платье натянулось, но грудь сжало сильно. Мне давно так никто не сжимал. Я даже затосковала немного, но потом вспомнила, что мне нужны джинсы и молоко.

Для возобновления поисков нужно было опустошить вторую полку. Так я и сделала. Но даже и на третьей пакета с джинсами не оказалось. Я вздохнула, подумала что, наверное, любимые джинсы я упрятала так далеко, что для их поиска придется открывать икеивский сундук, на котором сверху стоят разные шкатулочки, а на шкатулочках сидят куколки, между шкатулочек с куколками стоят вазочки, а между всем этим вместе взятом еще лежат учебники… Ну, в общем, это просто титанический труд и даже ради джинсов я его делать не буду.

Заталкивая комом, так как на аккуратное складывание уже не было времени, вываленные из шкафа вещи, я раздумывала о том, в какой такой депрессии я была прошлой зимой, что настолько не верила в себя, в то, что могу быть вновь красивой и стройной.

За молоком я пошла в спортивных штанах и куртке, в которой гуляю по утрам и вечерам. Хотя куртку можно было и не одевать. На улице светило яркое октябрьское солнце и день, как и вчерашний, обещал быть жарким.

Печь сразу все блины не стала. Придет Вика тогда и испеку. Мне хватит двух, но и еще два для Насти, если заглянет на чай. Сегодня у нее выходной и она у соседа Александра рисует картину. Вчера прислала набросок. Я была в ужасе. Могу только сказать «Булгаков отдыхает». Причем здесь Булгаков, который вовсе не художник, а писатель. А при том, что мне всегда было интересно, что же творилось в голове у человека, что на свет появились такие мистические образы демонической природы. Соседа Настина еще не нарисованная картина тоже заинтересовала. Прокомментировал он её так: «Да, дедушке Фрейду ты — то есть Настя — показалась бы очень интересным случаем».

Я не очень понимаю мистические сюжеты, у меня ума на них не хватает. Может быть, их и не умом надо воспринимать. Ум не тот инструмент. Вот как, например, умом невозможно объяснить почему, когда ты печешь всего лишь четыре блинчика на сковороде, которая стоит на плите, пол под ногами при этом становится масляным. Еще больше меня интересует мед. Я очень аккуратно выкладываю мед в вазочку. Съедаю только ложечку и тоже очень аккуратно. Но все: стол, моя рука по локоть, посуда оказываются липкими. Я понимаю, что это, наверное, не так, но мои ощущения именно такие и они реальны для меня. Так что после того, как я испекла четыре блина, я отправилась за тряпкой в ванную, чтобы протереть пол. В это время у меня убежал кофе. Уже второй раз за неделю. Пожалуй, не только Насте надо к Фрейду, но и мне бы не помешало.

В конце концов, отмыв плиту, перемыв всю посуду, использованную для приготовления блинов, я наконец-то накрыла стол скатертью, расставила на ней весь свой завтрак, состоящий из двух блинов с творогом и чашечки кофе с молоком. Очень, очень вкусно позавтракала. Поэтому настроение у меня преотличное. Пойду готовиться к урокам, и не буду думать о том, что вечером, после работы мне предстоит перекладывать вещи в шкафу, укладывая их рядами на целых три полки…

 

Автор Валентина Панченко

Рисунок из коллекции Cher plaisir ( Гранд Бэй, Маврикий)

 




Загрузка...


Яндекс.Метрика