Женский чат
обо всем



Рассказ об экскурсии «Белорусская мозаика». Усадьба Огинского.

Продолжение экскурсии «Белорусская мозаика».  Проехали опять через Сморгонь. О городе Сморгонь и его мемориале можно почитать здесь. О костелах можно почитать здесь.


И вот оно — Залесье. Здесь находится усадьба Михаила Клеофаса Огинского.


Немного из биографии композитора, мемуариста, дипломата и политика.

Михаил Клеофас Огинский родился 25 сентября 1765 года недалеко от Варшавы. Предки князей Огинских являлись потомками западных русинов (литвинов), принявших католицизм. Князья Огинские полагали, что их родословная идёт от самого Рюрика. Предки Михаила занимали высокие должности во входившем в Речь Посполитую Великом княжестве Литовском. И Михаила тоже готовили к этой стезе. Уже в 19 лет Михаил Огинский стал депутатом польского сейма, потом послом Речи Посполитой в Нидерландах и Великобритании, а в 28 лет он стал министром финансов Великого княжества Литовского.

Но Австрия, Пруссия и Россия начали делить территорию Речи Посполитой, а заодно и Великого княжества Литовского. Поднялось восстание под руководством Тадеуша Костюшко. Огинский примкнул к восстанию. На собственные деньги он сформировал и вооружил отряд численностью боле 2000 человек, во главе которого развернул партизанскую войну против русских войск. Против повстанцев выступили войска не только Российской империи, но также Пруссии и Австрии. Восстание было подавлено. Костюшко оказался в плену, а Михаилу Огинскому удалось бежать. Польшу и княжество окончательно разделили. Огинский лишился всех своих поместий.

В этот момент, согласно основной версии, и был написан знаменитый полонез.

Шло время. И в 1802 году русский император Александр I объявил амнистию участникам восстания Костюшко. Огинскому отдали все его владения и разрешили вернуться. Вот тогда он и отстроил эту усадьбу.

Местное дворянство направило его к императору Александру I в качестве советника по делам края. Михаил Огинский стал сенатором Российской империи и вошёл в число доверенных лиц русского императора, надеясь создать Великое княжество Литовское в составе Российской империи. И этот вопрос начал прорабатываться…

Но 1812 год внес коррективы в этот план. Часть дворян выступили на стороне Наполеона против Александра I. И проект отвергли.

В 1817 году Михаил Огинский сложил с себя полномочия сенатора и вернулся в своё поместье, затем некоторое время жил в Вильно и Варшаве. В 1823 году Огинский переехал во Флоренцию, где и провёл последние годы жизни.

Согласно второй, менее распространённой версии, прославивший его полонез был написан в 1820-х годах, когда князь прощался со своей Родиной, которую ему уже не суждено было больше увидеть.

Умер во Флоренции 15 октября 1833 года. Похоронили Михаила Огинского в Пантеоне выдающихся личностей во флорентийской церкви Санта Кроче рядом с Галилео Галилеем, Микеланджело Буонарроти, Джоаккино Россини и Никколо Макиавелли.

У него остались 2 сына от первого брака и 3 дочери и сын от второго.

Огинский написал более 60 фортепьянных композиций, романсы, песни и даже одну оперу под названием «Зелис и Валькур, или Бонапарт в Каире».

Полонез Огинского (полонез №13 ля минор «Прощание с Родиной») рассматривался в начале 90-х, как вариант государственного гимна Беларуси. Но композиция показалась экспертам слишком сложной для исполнения.


Усадьба Огинских, «усадьба муз», как ее именовали в свое время современники. Была построена Михаилом Клеофасом Огинским, когда русский император Александр I разрешил ему вернуться на родину. Здесь он провел 20 лет своей жизни.


Экскурсию проводили оригинально. Сначала как бы сам Михаил в соответствующих его времени одеждах рассказывал о своей жизни, родне, усадьбе. Затем нас встретила как бы его соседка. Она продолжила экскурсию по усадьбе. Следующий экскурсовод — Амелия, его первая дочь. Экскурсия проходила на белорусском языке. Это было приятной неожиданностью.

Вот в этом зале Огинский с друзьями музицировал.



А это его кабинет. Здесь он писал свои произведения.


Здесь проходили концерты.


А это оранжерея Огинских. Конечно, растения, которые росли раньше, не сохранились. Поэтому сейчас оранжерею собирали и продолжают собирать всем миром. Многие, кто побывал или услышал об этой усадьбе, передавали в дар свои комнатные растения.


Внутренний двор поместья.


У озера. Здесь со своими гостями и домочадцами прогуливался композитор.




Мельница. Значит, был свой хлеб. Пока не отреставрирована…


Каплица или, по-другому, домашняя церковь Огинских.



Как всегда времени выделено было мало. С сожалением покидая эти красивые места, мы отправляемся назад в Минск.


Сумерки сгущаются очень быстро.


Иногда сквозь толщу облаков появляется яркая луна. Мы ею любуемся и спешим в Минск, нигде не останавливаясь.


Рассказ о Сморгони и его мемориале можно почитать здесь. Рассказ о костелах можно почитать здесь.

Автор статьи Лилия Светлая




Загрузка...


Загрузка...
Яндекс.Метрика