Женский чат
обо всем



Перед встречей друзей. Разговор о туфлях и судьбе

Разговор перед встречей друзей перешел на интересные сопоставления. Оказывается, роль обуви при выборе избранника велика…

 Разговор перед встречей друзей

-Его ты привязала, а сама-то привязалась? — в глазах тётки Али пляшут веселые искорки, а тонкий палец стряхивает пепел с сигареты в красную пепельницу из какого-то природного камня, сделанную в виде курительной трубки.

-Почему все пепельницы такие уродливые? Может они мне просто такими кажутся, потому что я не курю, — думаю я, прежде чем ее слова укладываются в моей голове и превращаются в вязкую, бесформенную, цвета зеленой тины обиду, через минуту уже полыхающую красными, в цвет пепельницы пятнами, выступающими у меня на щеках. Я чувствую, как они скачут по лицу, жгут изнутри и безмолвно вопят:

-Да как она может?! Ведь у нас только все наладилось. Я все делаю, чтобы удержать, чтобы не рассыпалось. Я каждый день хожу как по канату, натянутому над пропастью, и поддержать некому. Как она не понимает, что лучше так, чем одной. Почему не верит в меня: я справлюсь, я уже справилась. Каждый шаг, каждое слово сначала выверяю, а потом уже делаю или говорю. А как по-другому. Это же Отношения, и их тоже надо строить, как дом — камушек за камушком. Чтобы потом надежно и прочно, и на всю жизнь. Ей ли понять? Она всю жизнь ни за кого не держалась — всегда сама по себе.

-Обиделась? — участливо интересуется тётка. — Не слушай меня. Это так случайно вылетело, удержать не успела. Привыкнуть тебе пора уже, что вечно я какую-нибудь бестолковщину мелю. Будешь жить с ним долго и счастливо. Вот что я хотела сказать. А сейчас лучше подумай, что печь будем к приходу девчонок.

-Да что печь-то? Рябинкина, как всегда принесет с собой коньяк. Кроме рюмки и кусочка сырокопченной московской ей ничего не надо. А для Иринки, если хочешь, испеки корявки с сыром и луком — пять минут делов. К пиву в самый раз. Коньяк она уж точно пить не будет.

-Ну, корявки, так корявки. Как раз холодильник от сыра засохшего освобожу, — согласилась тетка, подвязывая за спиной фартук. — Ты останешься?

-Нет. Пойду. Это же ваш праздник. Сколько лет вы уже сессию отмечаете? Ну и точность у вас, без всякого календаря — два раза в год как по расписанию.

-В 84-ом институт закончили, вот и считай. Ты у нас бухгалтер. А чем не праздник? Зато наш, ни от какой системы не зависит. Государство может праздники выдумывать, заменять один другим. А мы чем хуже. У нас окончание сессии. Каждые полгода подведение итогов. Зря не остаешься. Послушала бы… У каждой за полгода много чего произошло.

-Мне тебя, Аленька, хватает. Бестолковые, говоришь, речи твои… А как ты после прошлого вашего празднования очередной сессии себя и своих подруг по туфлям классифицировала. Я потом девчонкам на работе рассказывала, и все сошлось, у каждой своя пара жизненных туфель нашлась.

-Что за туфли?

-Сон тогда тебе приснился… Ты выходить из дома собираешься и туфли ищешь в тыкве. Открываешь тыкву, как сундучок, а там только одна туфелька на высоченном каблуке. Открытые, летние босоножки, а на улице уже прохладно. Ищешь другую, а её нет. Так ты из этого сна целую теорию вывела. Смеялась над собой, что как Золушка подхватила туфлю из тыквы и босиком пошла.

А по дороге гадала: » Явиться ли принц со второй?» Долго потом принца ждала, а его все нет и нет. Решила потом, что или время еще не пришло для принца или ты еще не пришла туда, где принцы с туфельками своих Золушек разыскивают. Значит, пустой был сон. Не нужны такие туфли на высоченном каблуке и не по сезону, и принц такой не нужен, с которым в таких туфлях жить придется. Ведь по жизни ходить надо, передвигаться, поэтому лучше ничего нет, чем удобная и прочная обувь. Если уж она идет с принцем в придачу, то и принц должен быть удобный и прочный. А с другим… только одна морока.

-Надо же, вспомнила. Сколько потом еще таких теорий про принцев было. Это же я так для смеха сочиняла, чтобы девчонок было чем занять. А то, как начнут жаловаться или еще хуже про работу на целый вечер зарядят. А тут развеселились. Рябинкина под коньяк даже миниспектакль туфельный устроила. Всю обувь в доме перемерила и показала: какое настроение каждая пара башмаков задает. даже мои старые тапочки выкинула. Сказала, что такой раритет только в музей или на помойку. До музея далеко, а помойка рядом. Правда на следующий день новые домашние туфли принесла: на каблучке и с помпоном. Не вписались они в мою жизнь. Я потом их Нюсе из Архарки передарила. Я себе теперь для дома балетки покупаю, чтобы Рябинкину не расстраивать. Она всегда эстеткой была. Да и сама привыкла, приличнее как-то.

-А я твою теорию всерьез приняла. Себя вспоминала в разные периоды жизни, в каких туфлях ходила и в реальности, и по ощущениям. Соотносила события из жизни и туфли. Когда мы с ним впервые вместе жить стали, то вечно у меня набойки на шпильках отваливались, не успевала подбивать. А не подобью вовремя, весь каблук «изнахрачу», пока до дома доберусь — вот и выкидывай туфли. На шпильках я тогда только ходила. Неудобно, но привыкла. Вот и к нему привыкла: к недовольству, претензиям и если что не так, то быстро все старалась исправить, услужить, то есть каблук отношений вовремя подбить. Их же, отношения, не выкинешь, как туфли, вот и берегла изо всех сил, пока были эти силы. А как закончились, так и отношения закончились.Я как-то читала про Агату Кристи, что её первый муж красавчик ушел к другой, когда у Агаты мама заболела. Не мог он уныния в доме терпеть и жену, ухаживающую за мамой, тоже не мог терпеть. Веселый парень был первый муж Агаты. А второй, хоть и моложе намного, надежным оказался. Она с ним в пустыне несколько дней провела. Машина сломалась. Он её чинил, а Агата лежала спокойно на песочке и свои романы сочиняла. Поразила его тем, что не ноет, истерик не закатывает, его ни в чем не обвиняет. Машину он починил, вывез её из пустыни и замуж позвал. Вот интересно, какие туфли у Агаты были?

-Да без туфель она была. Кто же на песке в пустыне в туфлях лежать будет. Там жарко, — пояснила Аля, замешивая в тесто пассерованный лук. — Слушай, может и чеснок еще добавить и перца горького покрошить. Будет необычно. Не могу точно рецепту следовать. Ну, надо или нет?

-Нет. В тесто не надо. Ты потом лучше смажь их. Растолки чеснок, перчика добавь, растительным маслом залей и будет у тебя такой соус «Вырви глаз». А лучше и не смазывай даже, а просто поставь на стол соус. Да, еще можно сок лимона добавить и горчицу. Но если уж этот соус делаешь, то тогда все овощи, какие в доме есть, соломкой тонкой накроши и на красивое блюдо уложи, не перемешивая. Девчонкам понравится. Полезно и красиво. Сейчас все на сыроедении. Модно. Иринка твоя точно. А Рябинкина и так ничего не ест. А на десерт смузи сделай из бананов и киви.

-Про десерт я никогда не переживаю. Надо дать людям возможность прийти не с пустыми руками. Так что торт принесут.

-А я уже и забыла, что есть такой десерт, как торт. Ему в прошлой жизни торты пекла. Каждую субботу Наполеон или Сметанник. А как ушел, так все книжки свои записные с рецептами выкинула и в кроссовки переобулась. Нет. Не сразу, переобулась. Сначала как в твоем сне в одной туфле ковыляла. Словно, калека какая. Только руки и ноги у меня целы были, а половины меня не было. Никто вокруг не замечал, что я не целая, а половинчатая. Только я об этом знала. Прихрамывать, припадать на одну ногу стала, а как по-другому, когда второй половины нет. Потом додумалась, сбросила туфли. Для кого? И кроссовки купила мягкие, удобные. Знаешь, жизнь пошла быстрая. Бегать начала по утрам. Вот встану в пять утра и бегу. Когда бегу ничего не чувствую, только усталость и напряжение и еще быстрее бегу. Вот так и пробежала весь участок своей жизни без него. Если бы не бег, не скорость, долго бы я его еще ждала. Но все равно бы вернулся. Я всегда это знала, поэтому и ждала. А с ним и моя вторая половинка на место возвратилась. Я сначала поверить не могла, что все опять по-старому. Вот квартира. Вот кресло. Вот он сидит. Утром пьет кофе и на работу. Часы его, рубашки, галстуки. Весной пошли ему туфли новые покупать, я и себе купила. Брендовые, на устойчивом каблуке. Только такие теперь и ношу. Каблук как печать дает право на руководство своей жизнью. В моей жизни обязан быть он, так я решила. Ты все правильно сказала. Привязала я его… А привязалась ли сама?… Ничего тебе не могу сказать, Алечка. Лет через десять, а, может, через двадцать скажу. Да и что говорить, сама увидишь… Ладно. Пошла я. Празднуйте…

Разговор перед встречей друзей

Автор Валентина Панченко 




Загрузка...


Яндекс.Метрика