Женский чат
обо всем



Жизненная история о любви на четверых: он и его три женщины

— Представляешь, он мне сам рассказал о Катюшке, — звонок Киры застает меня на автобусной остановке, ожидающей последнего автобуса из Меги.  Я как раз возвращаюсь домой после хождения по бутикам, потому что самое лучшее время посещать торговые центры – это раннее утро или поздний вечер.  Я предпочитаю вечер.  В моих руках полный пакет  разноцветных футболок из Ашана,  и я счастлива – мое Иглинское  лето будет модным.

Вот и Наташа, хозяйка парикмахерской, где работает Настя (моя дочь) говорит:»Мы люди простые.  У нас все из Ашана: носочки, трусики, футболочки.»

А Кира  несчастлива.  Сначала в ее жизни появился он, а сегодня  свалилась на голову Катюшка.  С ним Кира познакомилась два месяца назад. Мужчина свободен,  но это по паспорту. По жизни свободных мужчин не бывает.  В возрасте за пятьдесят, точно не бывает.  Если ты решилась вступить в отношения с мужчиной  зрелого возраста,  то будь готова вступить в отношения с его детьми, бывшими женами и любовницами.

-Сейчас  я с этим  должна переспать, — обреченно вздыхает Кира, когда я уже почти добралась  до дома, а  она все рассказала, — А утром,  готовься, начнем переваривать.  Одной переварить Катюшку Кире не по силам. Я это понимаю и начинаю готовиться. В прямом смысле.  Устраиваюсь  за столом,  раскладываю задачи по уровням сложности, трудное решаю, остальное раскидываю по карточкам.  Завтра уроки в нагрузку с Кирой и Катюшкой.

В шесть утра первый звонок  от Киры.  Она что-то невнятно мямлит о работе,  клиентах, у которых заказы на сегодня, но о главном ни слова.   Киру я чувствую. Обыкновенно. Кожей.  Во мне  зреет чувство  раздражения, я стойко держусь и проживаю свое утро в привычном режиме: прогулка, дневник с  тремя утренними страницами,  часовая медитация, первые уроки.

К обеду Киру прорывает.   Она строчит  в сети письма, от которых меня начинает потряхивать.  Я понимаю, если этот поток сейчас не остановить, то можно отменять все уроки.

-Стоп, — командую я, — Остановись. Задай себе вопрос: Кира… что… сейчас… происходит? Вот  именно так, медленно спроси: что сейчас происходит? И начинай  рассказывать себе и мне все с самого начала.

— Что? Что? Короткое замыкание.  Замкнулись все на нем и искрят! Ты что, до сих пор  не поняла? Катюшка у него есть! В Калининграде Катюшка! Он сам мне про нее вчера рассказал.

— Вот, Молодец!  Название  ситуации уже есть.  Кто устроил короткое замыкание тоже ясно — Катюшка из Калининграда.  А он зачем тебе о ней рассказал?

-Я симку в его телефоне переставляла, случайно ее сообщение прочитала.  Он догадался, что я увидела и рассказал. А зачем, я не знаю.  Я не спрашивала, бесилась потихоньку, но не спрашивала.

Влюбляться  в него Кира не собиралась, даже не рассматривала в качестве потенциального жениха, а потом затянуло.   При плотном графике работы встречались по субботам, никуда не ходили. Работа изматывала, хотелось отдохнуть от людей  в тихой, почти семейной обстановке.  В его квартире Кира варила борщи. В ее он ремонтировал краны, закручивал розетки, устанавливал новую плиту. Чем не семья, в принятом нынче модном ракурсе – гостевом.  Кира начала строить планы. А почему  нет? Полковник в отставке, разведен. Дома не сидит, работает.  Бывшая жена нашла  свою первую любовь в соцсетях и укатила в Москву давным-давно.  Дочь с отцом почти не общается, то ли обижена за что, то ли  по другим причинам, Кира не выясняла.   Кто может помешать Кире строить свое счастье?

Разве Кира  могла предположить, что есть  еще и Катюшка.  Про Катюшку он рассказал честно.  Давнишние отношения.  Звал ее приехать, жить с ним. Катюшка поставила условия: разменяй квартиру, приеду только на собственную жилплощадь, хочу быть полноправной хозяйкой в твоей жизни.  Жена, бывшая, и слышать не желает о продаже квартиры — это  наследство дочери.   Так что перед Катюшкой  он виноват. Ждала Катюшка, надеялась, а он ничего для нее не сделал.  А сейчас еще и заболела.  Вот, как только Кира появилась, так Катюшка и заболела.  Письма пишет, внимания к себе требует.  А он  не может не отвечать: «раненых солдат в бою не бросают».

-Вот как, раненый боец она!  А я кто?   Котелок солдатский, который всё переварит, всех накормит и успокоит.  Похлебали из меня и отставили в сторону  за ненадобностью.

-Кира, никакой  трагедии нет.  И опасности для тебя никакой нет в этой ситуации. А котелок, вещь  очень нужная, с котелком  не расстаются. Расскажи про каждого участника этой истории и все на свои места встанет.

Кира успокаивается и начинает здраво рассуждать:

-Героев главных пять на данный момент: он,  Катюшка, жена бывшая, дочь, зять, которого можно не считать, и я.   Судя по словам о раненом бойце, Катюшка в их жизни маячит уже давно.  Жена и дочь наверняка  про нее знают.  Катюшка  считает, что  имеет полное право на свой кусок собственности, любовь ей не нужна.  Война  уже не из-за него идет,  а между женщинами — кто круче и кто победит. Поэтому  она и выдвигает такие условия.  Если бы ей был нужен он,  Катюшка бы переехала.   То, что не хочет встречаться с женой — это  не причина. Жена с дочерью заодно. Катюшку боятся, всеми силами будут ей противостоять — она реальная угроза финансовому благополучию семьи.  Катюшка за свою уплывающую собственность будет бороться.   Она слишком много времени положила  в этой борьбе. Сдаваться, не намерена.  Ее тактика – манипуляции. Он – слабое звено.  Запутался с бабами, разобраться не может.  Ищет бессознательно спасателя.   Устал  от одиночества и неспособности решить эту  задачу. Понимает, что квартиру все-таки надо оставить дочери.  Поэтому и не торопится  вступать в конфликт с женой и разменивать.  Да и комфорт, все-таки.  Значит, бессознательно ощущает акульи намерения Катюшки. А я – Спасатель.  Как  говорит твоя  подруга Евжения: «Запутался с двумя – ищи третьего.»  Вот  и нашел меня,  и о Катюшке рассказал. Но как-то из Спасателя я вмиг  Жертвой стала.  Что-то не очень мне нравится роль эта.

-Жертва всегда чего-то боится.  Ты чего боишься? – спрашиваю Киру.

-Катюшки боюсь… Вдруг она приедет?  Все бросит в своем Калининграде и приедет…

Кира вслух  произносит свой страх, и трансформация происходит мгновенно.

-Слушай,  ну приедет, ну и что?  Чего это я переживаю, трагедию развела, униженной, оскорбленной себя со вчерашнего вечера чувствую, котелком обзываю.  А котелок-то, точно, вещь нужная, без котелка никак.   Солдата раненого  на поле битвы, конечно, не бросят.  Вытащат  с поля боя и в лазарет сдадут, для оказания квалифицированной медицинской помощи.  А потом котелок свой подхватят походный и с чувством исполненного солдатского долга  в свой дом пойдут,  в свою жизнь… Все  отлегло.  Легко и просто на душе стало.  Работать пойду.  Клиенты  заявку еще вчера прислали, обработать надо.  Вечером ему позвоню.  Он в субботу плов готовить будет.  Сказал, это лучшее, что он умеет в жизни делать.

Два дня Кира молчала. Ни писем, ни звонков – хороший  знак.  Счастливая Кира в подругах не нуждается.

Сегодня  получила от нее признание в любви и благодарности:

-Я вот что поняла. Если надо кому-то мозг вынести, то мужика оставь  в покое, иди к подругам.  Любимые подруги не обидятся.  Спасибо, тебе.

Автор Валентина Панченко

 

 

 

 

 

 

 




Загрузка...


Яндекс.Метрика